Россиянка отсидела в тюрьме Таиланда вместе с любовницей короля

Три года назад о Юлии Рыбаловой и её муже, ограбившем обменник в Таиланде, трубили все СМИ. Их 11-летняя дочь одна улетела на родину, а супруги оказались за решёткой

Выжить в местной тюрьме под силу не каждому. Но Юлия смогла… и рассказала свою историю корреспондентам телеканала Царьград.

На родине в Южноуральске у семьи был бизнес — сеть платёжных терминалов, друзья детства, родные люди. Но жить было тесно, хотелось оказаться наяву по ту сторону инстаграма, откуда тебе посылают солнечные приветы успешные блогеры. И Юлия с мужем решились стать частью этого блистающего мира…

Содержание

  • Красота, взятая напрокат
  • «Я решила его спасать»
  • Палкой по спине
  • «Вернётся, поговорим …»
  • Красота, взятая напрокат

    В Таиланд Рыбаловы переехали в 2017 году. Дочка пошла в международную школу, занялась восточными единоборствами. В Таиланде супруги открыли онлайн-бизнес с тренингами личностного роста.

    Россиянка отсидела в тюрьме Таиланда вместе с любовницей короля

    Фото Юлия Рыбалова/предоставлено телеканалу Царьград

    Жили на арендованной вилле, ездили на машинах, взятых напрокат. И засыпали красивыми фотографиями инстаграм. Но через год засобирались домой. Замучила тоска по родине, по родителям, по дому. Да и бизнес шёл не так, как хотелось бы.

    Билеты взяли на 17 апреля 2018 года — в бизнес-классе до Новосибирска. Собирались все, а улетела одна 11-летняя дочь Ангелина. Отца и мать арестовали.

    По теме:

    • Россиянин ограбил пункт обмена валют в Таиланде на 1 миллион батов (2 млн рублей)
    • Девочка осталась в Таиланде одна

    «Я решила его спасать»

    Утром 14 апреля Николай Рыбалов ворвался в обменный валютный пункт в Паттайе. Шквалом ударов свалил женщину-инкассатора с ног. И унёс 1 миллион батов (около 2 миллионов рублей по тогдашнему курсу).

    О том, что было дальше, нам рассказала Юлия.

    — Вы готовили нападение заранее?

    — Нет. Я до конца ничего не знала. Николай ушёл куда-то утром, мы с дочерью были дома. Вернулся с сумкой — показал содержимое, рассказал, что случилось. Объявил, что вылетает сегодня на стыковочных рейсах и встретит нас в России. Нам сказал лететь в день, на который были куплены билеты — 17 апреля.

    Россиянка отсидела в тюрьме Таиланда вместе с любовницей короля

    — А вы что?

    — Увидела кучу денег — меня затрясло! Я поняла, что всё рушится, что я потеряла дочь. Что было у мужа в голове — я не знаю. Бес попутал. Он поехал в аэропорт, я — с ним. Потом меня на допросах спрашивали: почему я не обратилась в полицию? Но это же мой муж. У меня в Таиланде никого не было, только он. Ринулась его спасать.

    В аэропорту Бангкока нас и задержала иммиграционная полиция. В момент нападения он был в шлеме, но идентифицировать белого мужчину атлетического телосложения было нетрудно …

    Россиянка отсидела в тюрьме Таиланда вместе с любовницей короля

    Меня арестовали на следующие сутки. Ангелину у меня отняли и поместили в приют. 17 апреля она одна вылетела на Родину.

    — Какой срок вы получили?

    — 2 года 8 месяцев. Но в прошлом году была амнистия, и я вышла на два месяца раньше, в октябре. В досрочном освобождении никто не участвовал. Нет в Таиланде правозащитных организаций, которые бы радели за иностранных граждан.

    Мои родственники заплатили адвокату 2,5 млн рублей, чтобы мне дали 2,8 лет, а не девять, как мужу. По тайским законам, жена преступника получает соразмерное наказание как подельница.

    — Но у вас же несовершеннолетняя дочь в России.

    — Никого это не волнует.

    — Вы сидели в общей камере?

    — Да, на 80 человек. Площадь камеры — 60 квадратных метров. Спали вповалку на полу. Ни о каких санитарно-гигиенических нормах речи не идёт. В камере ты только спишь; весь день, с 6 утра на улице работаешь. Шьёшь, плетёшь, рисуешь. Я вышивала футболки бисером, на продажу; зарабатывала по 300 рублей в месяц — это большие деньги для тюрьмы.

    Мыши, тараканы, пауки. В баланде были насекомые, в напитках — черви. Моешься в общем бассейне, десять ковшиков на человека — голова, тело, ещё и постиратьнадо. Пускают в этот бассейн по 20 человек.

    Там было 7 тысяч заключённых. Потом меня перевели в Бангкок, и я надеялась, что в столичном городе будет полегче. Но вторая тюрьма оказалась адом, в ней я провела полгода. Вот где настоящие издевательства.

    Палкой по спине

    В тайской тюрьме заключённый бесправен. Как низший по иерархии, ты должен кланяться всем офицерам. Я как иностранка этого не знала. И получала палкой по спине, когда забывала кланяться.

    Лучше не болеть. Лечить не будут. Если парацетамол у надсмотрщиков выпросишь — счастье. Исключительные случаи — это когда лекарство передадут из посольства России, и то нужно кучу документов собрать. У моих родственников не получилось, когда я сильно заболела. Выздоровела силой воли.

    — Кто с вами сидел?

    — Африканки, испанки, гражданки Нидерландов, даже вторая жена короля Таиланда Сининат. На два года 34-летнюю женщину посадили за нелицеприятное высказывание о муже по ТВ.

    Сначала она находилась с нами в общей камере, но потом выбила для себя лучшие условия как особа королевской крови. У нее и питание другим было.

    Мне повезло: я попала в проект Сининат для осужденных иностранок. Мы разбивали грядки, выращивали цветы, помидоры и огурцы. В тот последний перед освобождением месяц я отдохнула душой на этой работе. Нас, благодаря жене короля, кормили нормальной едой, а не баландой с мухами. Сининат тоже вышла по амнистии.

    Россиянка отсидела в тюрьме Таиланда вместе с любовницей короля

    — А русские в тюрьме есть?

    — Была одна женщина, попалась за наркотики. Ей дали 25 лет. Сидеть ещё восемь, и амнистия на эту статью не распространяется.

    — Как вы держали связь с домом?

    — Письмами в конвертах. Никакого интернета, мобильной связи. Письма вскрывались цензурой в тюрьме, прочитывались. К своим письмам я прикладывала перевод на английском.

    — А посольство России помогало?

    — О, нет. Там и пальцем не шевельнут. Накануне моего освобождения в тюрьме побывал сотрудник посольства. Я говорю: выхожу на следующей неделе, меня отправляют в иммиграционную тюрьму. Там я должна жить до тех пор, пока родственники не купят мне билет в Россию. Я попросила сотрудника консульства сообщить о моем освобождении семье. Они даже этого не сделали.

    И в иммиграционную тюрьму ко мне никто не пришел. Но там был телефон, я звонила домой. И выездные документы семья делала за деньги. Возвращение домой моим родственникам обошлось в 120 тысяч рублей.

    И на адвоката, и на документы с билетами мои родственники и друзья скидывались, занимали, брали кредиты. За что я им безмерно благодарна.

    «Вернётся, поговорим …»

    — Сколько еще сидеть мужу?

    — Из девяти лет он отсидел почти четыре, ещё немного ему срезали по амнистии. Может, ещё срежут. Года три сидеть осталось.

    — Вы долго восстанавливались?

    — Мне кажется, я до сих пор адаптируюсь. Пережитый ужас не забыть. Времени на хандру у меня не было. Быстро нашла работу. С арендой квартиры мне помог брат.

    — Вам не хочется написать книгу?

    — У меня были такие мысли, даже заметки есть. Но сейчас некогда: кручусь-верчусь, о дочке забочусь. Она в 8 класс пошла, учится хорошо. У нас неплохая семья была, мы 17 лет в браке.

    — Вы его простили?

    — У меня много вопросов к Николаю. Но пишу ему только слова поддержки. Поговорим, когда он вернётся… Он постоянно извиняется. Стихи стал писать. Ангелина ему пишет, ждёт. Его тоже мысли о ребёнке спасают. Николай из многодетной семьи, он всегда заботился о близких, ему хотелось дать дочери лучшее. И меня он любит.

    Сейчас я дома. И главное — дочь рядом.