Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

26-летний Мос был проститутом, работал в гей-баре и оказывал мужчинами сексуальные услуги в курортной Паттайе. Для него это была работа мечты, но пандемия разрушила мечту

Мос вырос в бедной провинции на северо-восточной границе Таиланда, питался пойманной в реке рыбой и тем, что удавалось добыть в лесу. Но он хотел есть свинину и пиццу.

Когда он окончил среднюю школу, сразу переехал в Паттайю и устроился на работу в гей-бар. Работа была весёлой, а зарплата хорошей. Мос накопил достаточно денег, чтобы построить для своей семьи в деревне бетонный дом. Он пообещал своим младшим братьям и сёстрам, что отправит их учиться в университет.

Действительно, для жителей сельских провинций, не имеющих выхода к морю, туристические центры Таиланда предлагали хорошо оплачиваемую работу. Альтернативой была жизнь в деревне, уход за рисовыми полями и выкапыванием корней маниоки — жизнь, которой они жили с детства, и их родители продолжают так жить.

Мос один из огромного количества людей, занятых в секс-индустрии Таиланда. По некоторым оценкам, количество вовлечённых в отрасль людей составляет от 200 тысяч до более 1 миллиона, включая работающих в барах женщин и фрилансеров, которые лишь иногда пополняют свой регулярный доход проституцией.

В Таиланде открыто практикуется проституция, но остаётся незаконной и предусматривает штраф или, в редких случаях, тюремное заключение. По данным полиции Таиланда, в 2019 году около 24000 человек были арестованы, оштрафованы или привлечены к ответственности по обвинению в занятии проституцией.

Работа в барах кварталов красных фонарей оплачивается намного больше, чем работа в офисе или предоставление других услуг. Проституция позволяла людям копить деньги, покупать себе предметы роскоши и поддерживать свои семьи, оставшиеся на родине.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Хотя доход от подпольной деятельности трудно измерить, анализ 2015 года, проведённый исследовательской компанией Havocscope, изучающей чёрный рынок, оценил тайскую секс-индустрию в 6,4 миллиарда долларов в год, или около 3% от валового внутреннего продукта страны.

Но в прошлом году туризм, а вместе с ним и секс-индустрия полностью остановились, потому что Таиланд принял строгие меры для сдерживания коронавируса.

В марте Таиланд закрыл свои границы и отменил коммерческие рейсы из-за начавшейся глобальной пандемии. Секс-индустрия страны, тесно связанная с международным туризмом, рухнула. Хотя проституция существует и для внутреннего тайского рынка, но она отделена от кварталов красных фонарей в туристических центрах Таиланда, которые обслуживают почти исключительно иностранных посетителей.

Спустя более 10 месяцев страна остаётся в значительной степени закрытой для международного туризма. Новая вспышка заражений в Таиланде в декабре привела к возобновлению карантина в нескольких провинциях. Паттайя была объявлена зоной максимального контроля​​ после того, как в районе было зарегистрировано 144 случая заболевания. В результате этого было закрыто большинство общественных мест, включая бары и ночные клубы. Лишь в конце января страна начала постепенно снимать ограничения.

Уже в апреле Мос не заработал никаких денег, тогда вместе с несколькими друзьями он сел в автобус и вернулся в родной город, где помогает родителям продавать салат из папайи в уличной лавке. К октябрю у него закончились все сбережения.

Он очень хочет вернуться к своей работе в Паттайе. «Я бы с удовольствием», — говорит Мос. Но он с тревогой смотрит новости в Европе и США. Смертоносная вторая волна и новые ограничения означают, что Таиланд не откроет свои границы для туристов в ближайшее время.

Согласно официальным данным, с момента начала пандемии около 1,6 миллиона человек вернулись из туристических провинций Таиланда в сельскую местность. Те, кто решил остаться — скопились по несколько человек в съёмных комнатах и сократили приём пищи до одного или двух раз в день.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

28-летняя женщина, попросившая не называть её имя, говорит что до пандемии «мужчины часто заходили в бар». Они покупали женщинам напитки, за что те получали комиссию в размере 50 батов. В обычную ночь, работающие в баре девушки могли заработать от 3000 до 6000 батов.

По словам женщины, они зарабатывали всё меньше и меньше. Сейчас в каждом баре на шестой сои около дюжины женщин. Это меньше, чем было до пандемии, но гораздо больше, чем потенциальных клиентов, большинство из которых иностранцы, живущие в Паттайе или приехавшие из Бангкока.

«Мальчики, мальчики, мальчики, куда вы идёте», — наперебой выкрикивают женщины пытаясь привлечь внимание, когда мимо проходит пара мужчин. «Я тебя люблю!», — кричат они незнакомцам. Или делают вид, что падают в обморок и называют каждого проходящего мужчиной красавчиком.

Не выдержав игнора, одна из женщин вцепилась в руку проходящего мужчины и с силой потащила в сторону бара, в надежде, что он хотя бы купит ей напиток. Но мужчина равнодушно высвободил свою руку и пошёл дальше.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Роб, 59-летний австралийский пенсионер и завсегдатай баров на шестой сои, говорит, что сейчас открыты только около четверти баров и только четверть женщин вернулись к работе в них. Пенсионеры, получающие фиксированные пенсии, как и он сам, не могут заменить сотни тысяч секс-туристов со всего мира.

«Я изо всех сил стараюсь помогать этим бедным женщинам, но мои возможности ограничены», — говорит Роб. Он не может заменить толпы иностранных секс-туристов, которых в индустрии называют «двухнедельными миллионерами».

Британец Тимми, менеджер бара, также попросивший не называть его фамилию, говорит, что теперь они остались с «Дешёвыми Чарли» — малообеспеченными эмигрантами, которые если и сидят в баре, то пьют кока-колу, ухмыляясь и отказываясь покупать танцовщицам напитки.

«Паттайя становится всё мертвее и мертвее», — говорит Тимми.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Тем не менее, несмотря на то, что туристические места, такие как Паттайя, страдают, строгие меры на границе оказались эффективными в сдерживании распространения коронавируса в Таиланде.

Джессика Вечбаньонгратана, экономист по вопросам труда из университета Чулалонгкорн в Бангкоке, подчеркнула, что закрытие границ позволило возобновить работу остальной экономики. По её словам, туризм — это большая часть экономики, «но далеко не вся экономика Таиланда».

До серии новых ограничений, которые начались в конце декабря и сейчас постепенно снимаются, строгие меры, введённые в Таиланде, позволили быстро вернуться к нормальной повседневной жизни.

За пределами туристических зон были открыты офисы и правительственные здания, а торговые центры и рынки были переполнены. В Бангкоке улицы были забиты автомобилями, а метро было переполнено пассажирами. Бары и рестораны работали, а люди могли свободно собираться.

Опрос, проведённый в октябре 2020 года национальным институтом развития, показал, что 57% тайцев не хотели открывать страну для туризма, 20% согласились с тем, что это принесёт деньги, но подчеркнули необходимость ограничений. Лишь 22% согласились с открытием страны для иностранцев, чтобы помочь экономике во время пандемии.

«Люди, которые не имеют ничего общего с туризмом, не осознают необходимости открытия страны», — говорит Порнтип Хиранкейт, представитель совета по туризму. Она имеет в виду тайских граждан, которые не работают в сфере туризма и извлекают выгоду из того, что границы закрыты.

Все это заставляет представителей секс-индустрии искать способы выживания. Некоторые переместили свои услуги в онлайн или обратились на внутренний рынок. Некоторые пробуют себя в бизнесе и открывают новые малые предприятия, такие как продажа продуктов питания.

В другом баре, одна из танцовщиц достала мобильный телефон. В Европе был полдень — лучшее время для женщины, чтобы начать трансляцию в Facebook Live. Она повернулись к камере в надежде соблазнить человека, праздно наблюдающего за происходящим на другом конце света. Может быть он купит ей напиток, оплатив через PayPal.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

В Паттайе слово «Covid» превращается в сокращение, обозначающее экономические трудности. На много вопросов можно услышать такой лаконичный ответ, потому что коронавирусное заболевание повлияло и продолжает влиять на все сферы жизни.

Ещё одна 37-летняя женщина рассказала что, раньше работала в офисе, но больше зарабатывала танцовщицей топлесс в одном из гоу-гоу баров Паттайи, а также занималась проституцией. До пандемии она копила деньги, чтобы купить больше сельхозугодий для своей семьи, и мечтала о собственной плантации каучуковых деревьев.

Теперь она говорит: «Все перевернулось с ног на голову. Ковид». Она перевела 3000 батов, которые заработала в предыдущие две недели, матери и сыну, оставив себе 100 батов, надеясь на то, что этой ночью заработает немного денег. Если так будет и дальше, ей придётся вернуться в родную провинцию и помогать матери ухаживать за небольшим участком каучуковых деревьев.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Вечбаньонгратана, экономист по вопросам труда, говорит, что для людей, живущих в сельскохозяйственных районах, миграция на работу в сферу туризма или производства долгое время была стратегией, позволяющей семьям зарабатывать деньги.

В условиях экономического кризиса, подобного тому, который разворачивается сейчас, «сельскохозяйственные домохозяйства могут выступать в качестве буфера» от экономических потрясений.

Как и во время предыдущих кризисов, люди, которые мигрировали в города для работы в более высокооплачиваемых отраслях, могут вернуться домой к простой жизни на своих семейных фермах, чтобы пережить трудные времена.

26-летняя Анна в феврале вернулась в родную провинцию в Исане, регионе, не имеющем выхода к морю и являющимся царством рисовых полей и сахарного тростника на северо-востоке Таиланда. После возвращения она всё время помогает родителям и двоюродным братьям и сестрам работать на поле.

Анна переехала на Пхукет, когда ей было 17 лет. С помощью тёти, которая работала в массажном салоне, девушка устроилась танцовщицей в один из баров острова. Там она работала, пока не встретила мужчину, немца, который стал ежемесячно отправлять ей деньги. Это позволяло девушке работать в сувенирном магазине, где она зарабатывала меньше денег.

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Возлюбленный девушки прибыл в Таиланд в феврале прошлого года, когда истинные масштабы пандемии только начали проявляться. Тайцы, которых они встречали, смотрели на иностранца с подозрением и спрашивали девушку, как давно он въехал в страну, пытаясь определить, не является ли он переносчиком болезни. А когда она привезла его в свой семейный дом в Исане, мать девушки в ужасе убежала в местный храм, опасаясь заразиться от него Covid-19.

Подруги девушки, в основном танцовщицы с Пхукета, потерявшие работу, завалили её сообщениями в Facebook, отчаявшись и прося денег. Сувенирный магазин, в котором она работала, закрылся.

Ухажёр девушки, который вернулся в Германию в марте, сократил её содержание с 1000 долларов в месяц до 150 долларов каждые две недели, поскольку его бизнес терпел неудачу. Её запасной план открыть продуктовую лавку перед домом семьи застопорился. У неё нет денег, чтобы купить три из четырёх цементных столбов, которые нужны, чтобы построить навес.

Тем не менее, девушка поддерживает строгие меры, принятые в Таиланде против коронавируса. «Лучше закрыть границу», — говорит она. Хотя прекрасно всё понимает и жалеет людей, потерявших работу. Но тем не менее она предпочитает безопасность деньгам, которые приносят туристы.

По крайней мере, у многих работников секс-индустрии из сельских районов страны всегда есть возможность: «Они могут просто вернуться домой».

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда

Как пандемия изменила жизнь работников секс-индустрии Таиланда